Современный российский коллектор – кто он?

Дмитрий Жданухин, генеральный директор Центра развития коллекторства; кандидат юридических наук; автор более 500 научных и практических публикаций и комментариев по коллекторской деятельности, юриспруденции и PR и спикер предстоящего 30 сентября вебинара “Технологии взыскания долгов“, об образе современных коллекторов, необходимости обучения и эффективности PR-воздействия на должников.

– Начнем с философского вопроса: почему возникают долги?

– Причина в том, что мир не совершенен и планы часто нарушаются, а также есть фактор недобросовестности. Кстати, формулировка вопроса, а именно слово «возникают», как бы снимает ответственность с должников. Долги очень часто создаются, а не возникают. С философской точки зрения про долг отлично написал недавно умерший Дэвид Гребер в книге «Долг: первые 5000 лет истории». Он подчеркивает, что есть долги «человеческие» – связанные с отношениями между людьми и обезличенные / математические долги, которые страшны своим ростом и негативными последствиями

– Прокомментируйте, пожалуйста, небезызвестную фразу «Долги платят только трусы».

– Это мысль-вирус и очень вредная. Я думаю, что долги платят, прежде всего, добросовестные люди, а шутка про долги и трусов как бы сразу унижает таких людей. Вместе с тем, эта фраза показывает, что для злостных должников надо найти то, чего они боятся. Например, недавно мы стали жертвовать небольшие части проблемных долгов тем, кому наши оппоненты не хотели бы задолжать (объединениям ветеранов правоохранительных органов и т.д.).

– Существуют ли рейтинги самых «безответственных» наций в плане выплаты долгов? Если да, какое место в таком рейтинге занимают русские?

– Такие исследования время от времени проводят коллекторские агентства, которые работают с долгами граждан. И меня эта тема особо не интересует, т.к. я работают не со статистикой, а с конкретными сложными долгами. Однако могу отметить, что много поездив по России и не только, в том числе, с долговыми семинарами, я часто сталкивался с тем, что в каждом регионе считают, что у них самые сложные и хитрые должники.

– Еще интересует портрет российского должника 2020 года (пол, возраст, образование и т.п.), существуют ли такие стат данные?

– Такая статистика есть у розничных коллекторов, а я занимаюсь корпоративным и VIP-коллекторством, где подобные исследования не актуальны.

– Кто он – современный российский коллектор?

– Современный российский коллектор, если брать розничный сектор, это девушка средних лет, работающая в колл-центре. Отдельно есть образ, создаваемый СМИ, коллектор как грубые и неприличные смс, имитация этнического акцента по телефону и грубость при личных встречах.

Я же работаю над обучением и развитием специалистов по проблемным долгам организаций, которые, прежде всего, обладают системным мышлением, рефлексией, креативностью. Они обмениваются опытом с коллегами и разрабатывают новые направления работы с долговыми конфликтами, например, эффективное использование возможностей СМИ (журналистские запросы, присутствие корреспондентов в судебных заседаниях и т.д.)

– Недавно в думском комитете по безопасности и противодействию коррупции подготовили поправки об уголовном наказании за незаконную коллекторскую деятельность, связанную с применением насилия и угроз, причинением вреда гражданам и их имуществу. Авторы законопроекта предложили дополнить Уголовный кодекс ст. 172.4. Нарушителям будет грозить до пяти лет лишения свободы. Если те же действия совершит организованная группа – до 12 лет колонии. Как Вы оцениваете данную инициативу?

– Это популизм, попытка заработать политические очки на актуальной теме. Если при взыскании долгов совершаются преступления (причиняется вред здоровью, чести и достоинству), то уже имеющихся статей УК РФ более чем достаточно. Важна не строгость наказания, а его неотвратимость.

– Как Вы относитесь к закону о банкротстве физических лиц, какая на данный момент в России сформировалась практика?

– Банкротство физических лиц активно используется как должниками, так и кредиторами. Практика дает шансы достичь своих целей и тем, и другим. Но остается вопрос о том, что есть способы скрыть имущество и доходы, не позволить кредиторам их забрать, т.е. банкротство не всегда эффективно. 

– Во вторник, 1 сентября, в России вступают в силу поправки в закон «О банкротстве» (127-ФЗ), которые позволят российским должникам освобождаться от невыполнимых для них обязательств по новой схеме. Клиенты банков и МФО при соблюдении ряда условий могут рассчитывать на списание кредитов без суда: для этого им нужно будет обратиться в многофункциональные центры (МФЦ) по месту жительства. Процедура будет бесплатной, поэтому законодатели позиционировали ее как упрощенное банкротство. Прокомментируйте, пожалуйста, это нововведение.

– Я практически не работаю с долгами, от которых можно освободиться с помощью этой процедуры (до 500 тыс. рублей). Для взыскателей, у которых есть такие долги, важно понимать, что могут не дать должнику воспользоваться этой лазейкой с помощью перепредъявления исполнительных листов, т.е. лист забирается из ФССП до окончания исполнительного производства и предъявляется заново при необходимости.

– 30 сентября на площадке онлайн-форума «Безопасность бизнеса» Вы выступите с докладом «PR- воздействие в долговых конфликтах: возможности нападения и защиты». Расскажите основные тезисы, чем Вы планируете поделиться со слушателями?

– Я планирую рассказать о том, что PR-воздействие напрасно воспринимается как нечто сверхъестественное, сложное и требующее креатива. Уже наработаны эффективные схемы информационного воздействия, которые практически неизменно применяются для разных долговых ситуаций. Например, анонсирование пресс-конференции, если по должнику удалось найти скрываемую информацию, распространение которой может повредить его планам. Или то самое пожертвование части долга неудобным или опасным субъектам, о котором я сказал выше. Важно, что этот инструментарий может осваиваться и юристами, и сотрудниками СБ. Причем именно от последних часто требуют «чудес» и хотя бы «наказания» для должников. Именно это может дать PR-воздействие в долговых конфликтах.

Ноябрь 2020
Событие не найдено!
Загрузить ещё