Валерий Мирошников. Криминальные банкротства стали более изощренными


Интервью с первым заместителем гендиректора АСВ Валерием Мирошниковым об итогах работы Агентства мы записали еще до официального назначения нового руководителя этой госкорпорации. В 2012 году было завершено большинство проектов по санации, формально в 2013 год их «перешло» 6, но по сути 2, и АСВ сосредоточилось на ликвидации банков. Эти и другие задачи переходят в наследство уже и Юрию Исаеву. // Екатерина Кац, «Банковское обозрение»


– Валерий Александрович, по каким критериям Совет директоров АСВ будет оценивать выполнение корпоративных показателей эффективности деятельности АСВ в сфере оздоровления проблемных банков?

– Если в целом подводить итоги нашей работы по предупреждению банкротства, то большая ее часть уже завершена, реальных проектов осталось мало.

А оценивают нашу деятельность по нескольким показателям. Один из них связан с возвратом задолженности со стороны инвесторов: если она возвращается в срок, это свидетельствует об эффективности работы агентства, не будет возвращаться – соответственно, это отразится на наших зарплатах.

Второй показатель – выполнение нормативов по срокам выхода банков на нормальную деятельность. Здесь все тоже развивается в соответствии с планом. У нас осталось всего два банка, которые в ближайшее время не выйдут из санации: это Банк Москвы, где эта процедура рассчитана на десять лет, и банк «Российский капитал», который в принципе чувствует себя очень хорошо, но существует проблема разницы между нашими вложениями и реальным капиталом. Мы должны устранить эту диспропорцию, но в следующем году этого сделать еще не удастся. Сотрудников, занимающихся санацией, у нас немного, но мы их поддерживаем в боевой готовности, тренируем на случай, «если завтра война».

– Вы говорите, что у вас мало проектов. Сколько?

– С момента принятия соответствующего закона осенью 2008 года мы получили в процедуру оздоровления 19 банков, последний по времени – Банк Москвы. Сейчас у нас номинально осталось шесть банков, но если не брать в расчет банк «Союз» – его акции проданы, документы отправлены в Банк России на формальное согласование завершения санации, то сейчас у нас в работе пять проектов. Это «Открытие», Башинвестбанк, «Российский капитал», Банк Москвы и «КИТ Финанс».

Акции банка «Открытие» в следующем году мы продаем. «Башинвест» объединяется с БИН Банком. Финансовое оздоровление «КИТ Финанса» формально продлено, но возможно, в 2013 году произойдут определенные изменения, которые позволят его досрочно вывести из санации. Я считаю, что завершение по сути 17-ти проектов из 19-ти за столь небольшой срок – хороший показатель.

– Объявлено о приобретении «Открытием» банка «НОМОС» и их слиянии. Как и почему вы это одобрили: ведь формально банк еще в процедуре санации?

– Эту покупку совершает не банк, а его акционер – финансовая корпорация «Открытие». Ее планы очевидны – за счет этого приобретения и объединения активов создать второй в стране по величине частный банк.

Акции банка «Открытие» мы могли продать еще в 2012 году, но специально перенесли сделку на 2013 год, с тем, чтобы у акционеров была возможность фондировать эту сделку. Сам банк чувствует себя прекрасно, выполняет все нормативы, имеет очень хорошие международные рейтинги.

– Как выполняются задачи агентства по ликвидации банков?

– Здесь центральная наша задача - максимальное удовлетворение требований кредиторов. Что касается формальных показателей, учитываемых при оценке нашей работы, то это наполнение конкурсной массы, степень удовлетворения требований кредиторов, минимизация расходов на конкурсное производство. Все эти показатели эффективности выполняются.

– В конце ноября в Москве прошел митинг против коррупции в АСВ. Обвинения звучали и ранее, создавались даже специальные сайты, где публиковалась неприятная для АСВ информация. Прокомментируете?

– Люди, устроившие пикет, представлялись обманутыми вкладчиками дагестанского Трансэнергобанка. Я прочитал их обращение, которое публиковалось и не нашел там никаких фактов.

История же с этим банком такова: за короткое время до отзыва лицензии в банке неожиданно возникло вкладов на сумму свыше 4 миллиардов рублей – это ни много ни мало 40% от объемов всех вкладов в дагестанских банках. Судя по имеющимся данным, в отдельные дни в этом банке вклад открывался каждые три секунды. Согласитесь, если это были реальные вкладчики, то тогда в кассе банка должно быть очень много денег, но их там не оказалось. Куда же они исчезли? Один миллиард рублей, судя по документации, был якобы выдан в виде кредитов, причем тоже невиданными в банковской практике темпами – со скоростью 46 секунд на заемщика, что в принципе невозможно. А еще три миллиарда рублей, которые должны были остаться в кассе, хотя реально их там никогда не было, просто исчезли: говорят, их украли. И люди, которые все это инспирируют, таким образом оказывают на нас давление с тем, чтобы мы эти огромные деньги выплатили из фонда страхования вкладов.

Такое давление оказывается в разных формах. Например, в ноябре у здания АСВ собралось пять человек с одним плакатом. В течение нескольких минут они передавали его друг другу и фотографировались на фоне вывески агентства. Когда к ним вышел наш представитель, они назвались «обиженными вкладчиками» Трансэнергобанка и корреспондентом неназванной газеты, но никаких документов не предоставили, а на предложение написать заявление о выплате страховки ответили отказом. «Журналистка» сказала, что забыла редакционное удостоверение дома. Похожее мероприятие прошло в Новопушкинском сквере, где группа из нескольких человек сфотографировалась на фоне плакатов с лозунгами против АСВ. Мы считаем, что подобные типовые мероприятия носят заказной и провокационный характер.

– Вы ждете проблем с другими «прачечными», перечень которых недавно опубликовал Росфинмониторинг? С чем вы связываете всплеск активности против вас, какие цели преследуют организаторы кампании?

– В свое время, года 3-4 назад, мы закрыли в Дагестане около 25 банков. Все они полностью рассчитались со всеми кредиторами. Трансэнергобанк для нас  первый случай такого масштабного «рисования» в банковской системе республики. Похоже, аферисты в этом случае, возможно, в каких-то селах договорились с людьми, взяли паспортные данные, заплатили им процентов 10… Надеемся, что правоохранительные органы разберутся в этой афере.

– Было много конфликтов вокруг АМТ-банка: вкладчики утверждают, что вы их обманываете, что-то недоплачиваете. В чем там проблема?

– Вала публикаций, о которых Вы говорите, просто нет. А что есть, зачастую не поддается рациональной оценке. Последние год-два у нас появились банки-банкроты с огромным количеством вкладчиков с вкладами свыше 700 тысяч рублей. Это АМТ Банк, «Монетный дом», «Холдинг кредит».

Люди убедились в том, что они реально получат страховку через 14 дней, только происходит это в пределах страховой суммы в 700 тысяч рублей. Читаю форумы, там прямо пишут, что в ситуации, когда некий банк предлагает 12% годовых и больше, глупо держать деньги в Сбере, особенно если размещаешь сумму меньше страховой. И многие поддаются соблазну, не задумываясь о последствиях, а потом, как показал случай с АМТ-банком, активно обсуждают ситуацию в социальных сетях, требуя вернуть им и сумму сверх застрахованной в полном объеме.

Банкротятся банки везде, в США в год банкротятся порядка 30-40 банков. Но там криминальных банкротств, в отличие от нас, очень немного. Они банкротятся в силу обострения ситуации на рынке недвижимости, либо потому, что погорели на срочных сделках. Американцы понимают, что государство гарантирует сейчас 250 тысыч долларов, сверх того – это риск вкладчика. И они с благодарностью говорят: «Государство о нас заботится».

Вернемся к АМТ Банку. Я с вкладчиками общался, приходят, говорят: верните деньги. Спрашиваю: откуда? Неважно, верните и все. По 700 тысяч они уже получили, но требуют отдать все. Объясняю: можем отдать, когда изыщем оставшиеся активы и распределим вырученные средства среди кредиторов. Постепенно приходит понимание, но тут же говорят: хорошо, мы все понимаем, но мы знаем, у банка есть земли в Домодедово, арестованные казахами, давайте обратимся к Собянину, пусть он их купит…

Еще одна «идея» – пусть АСВ уйдет со своими требованиями из первой очереди кредиторов. Поясню: АСВ реально вкладчикам АМТ заплатило в виде страховки 12,3 млрд. рублей. Осталось около 3 млрд. рублей, которые им должен банк. Когда начинается банкротство, АСВ на выплаченную сумму становится кредитором первой очереди, но и вкладчики со своими требованиями – тоже. Мы как конкурсный управляющий пропорционально им и себе платим, уже заплатили (не считая страховки) около 10% от искомой суммы.

– А много там таких инициативных, которые требуют от вас с ЦБ судиться?

– Всего в этом банке после выплаты страхового возмещения осталось 5 тысяч кредиторов первой очереди  из общего числа вкладчиков около 33 тыс. Наиболее активных – порядка 30 человек. На собрании кредиторов чего только от них не наслушались, один дошел до того, что наших коллег с трибуны стал проклинать.

Иногда кредиторы просят, чтобы им лично заплатили, минуя очередность выплат, и тогда, говорят они, все нападки исчезнут. Очевидно, что заплатить одному кредитору в обход других, будь он больной или блатной, невозможно, даже если бы я дал такую команду. Выплатам предшествуют согласования по пяти департаментам, включая юридический.

Нам еще говорят, что мы неадекватно оцениваем арестованные земли, надо пересчитать. А при чем здесь оценка, ведь актив этот под арестом, продать его сейчас в принципе нельзя даже за один рубль. Более того, земли собственно на балансе АМТ Банка нет. Есть кредиты, под которые третьи лица дали в залог земли. Если говорить о реализации этих активов, то мы не земли будем реализовывать, а кредиты, причем начиная с балансовой стоимости.

Зачастую трудно понять логику, когда чуть ли ни на одной и той же странице пишут, что активы банка хорошие, и их можно продать за хорошие деньги, и тут же идут рассуждения о том, как ЦБ допустил появление плохих активов. При этом, в основном кредиторы – это абсолютно вменяемые люди. И очень важно доводить до них адекватную информацию, что мы и делаем.

– В чем, на ваш взгляд, причина недовольства?

– Тут, на мой взгляд, две проблемы: страховая сумма уже мала, поэтому увеличилось количество вкладчиков с незастрахованной долей. Вторая тема: надо внушать людям, которые под повышенные ставки кладут суммы сверх застрахованных, что это риск, который каждый принимает на себя. Хотя были и случаи, когда при банкротстве мы рассчитывались с кредиторами на 100%.

– В ожидании повышения страховых выплат, банки предлагают семейным парам приносить по 2 млн на сверхвыгодных условиях и с прекрасными бонусами. Почему не распространить законодательно страхование на семью?

– В США порог – 250 тысяч долларов на одного человека, но если у тебя семья 4-5 человек, ты можешь застраховать миллион и более. У нас будет меняться ГК, и пока неизвестно, что в нем запишут по поводу совместных или объединенных вкладов.

– Какова статистика удовлетворения требований кредиторов?

– Если взять в расчет все три очереди кредиторов, то процент удовлетворения их требований у частных конкурсных управляющих (до 2004 года) был 1%. У нас показатель сейчас в среднем 18%. Мы взыскиваем деньги через суды, подаем апелляции, возбуждаем уголовные дела против таких мошенников, как в Трансэнергобанке, которые выводят деньги.

– Можно ли говорить о том, что криминальных банкротств стало меньше?

– Нет, не меньше, но со времени последнего кризиса они стали более изощренными. Многие банки до кризиса стали заниматься забалансовыми проектами, например, строительством. Многие такие «банкиры-строители», навыдававшие денег через компании-прокладки, в кризис оказались у разбитого корыта и, по сути, перенесли свои риски на кредиторов.  Схем множество, и их очень трудно распутывать. Квалификация сотрудников ЦБ растет, но сами понимаете: инспектор ЦБ нашел одну схему, тут же придумали вторую, раскрыли третью – уже реализована четвертая. Банкиры люди грамотные.

Уринская схема была фантастическая, снимаю шляпу. Чтобы ее выявить, надо очень глубоко знать ценные бумаги, ведь на поверхности все было прекрасно: проверяющий видит в банке выписку из депозитария «Эдвентис кэпитал», там ценные бумаги Альфа-Банка, Газпрома и т.д. Депозитарий такой есть. У нас нет мегарегулятора, который бы проверил депозитарий, надо обратиться в ФСФР, чтобы проверить, что они там рисуют. Когда мы после отзыва лицензии увидели все банки группы, стало очевидно, что деньги, на которые якобы покупались ценные бумаги, просто разворовали.

– Широкий резонанс вызвали подозрения в выводе объектов культурного наследия их банка «Московский капитал». Расскажите, что там происходит?

– Это не имущество банка. Формально из документов я вижу, что в свое время были выданы кредиты компаниям с малоговорящими названиями, так называемым помойкам. В какой-то момент появились ФГУПы-поручители с названиями типа «Зарубежсхема». Были суды с этими компаниями и с поручителями, и на балансе ФГУПов на тот момент было все по нулям.

В рамках судебного взыскания ничего не было погашено, выставили кредит и поручительство ФГУПов на торги, где их успешно покупают. Что и кому там потом переуступалось, не знаю, но в момент продажи Росимущество неожиданно передает здания на баланс этих ФГУПов, и лица, купившие у нас пустые кредиты, начинают судиться, чтобы получить недавно переданное ФГУПам имущество.

– Недавнее дело по «Холдинг-Кредиту»: как вы будете информацию восстанавливать, если банковского сервера нет? Не пойдет ли вал ошибок?

– Читал уже к нам вопросы: почему АСВ не возбудило уголовное дело по статье 195? Пусть отдаст деньги вкладчикам! Отвечаю: там возбуждено другое уголовное дело, по факту хищения ценных бумаг. В рамках этого дела в ходе следственных мероприятий нашли схрон, где были и бумажные документы, и сервер с инструкцией. Нам его передали.

Выяснилось, что сервер действующий, но его отключили почти за месяц до отзыва лицензии, поэтому проблемы есть. И в документах, которые мы нашли, всего два кредитных досье, а кредитов действительно много. Мы знаем, кто заемщики, видим в электронной базе данных, что кредит выдан. Если он выдан перечислением через коррсчет, наверное мы какие-то косвенные доказательства найдем, но если деньги получены из кассы, клиент может сказать, что их не получал, а расходно-кассовых ордеров нет, поэтому мы разместили перечень заемщиков на сайте, чтобы гасили, и не было переуступок на третьих лиц.

– Какие принятые в 2012 году законы и инструкции вы оцениваете как наиболее конструктивные, какие «дыры» они закрыли?

– Среди наиболее значимых следует отметить изменения, внесенные в Закон «О банках и банковской деятельности». Они обязывают кредитную организацию вести базы данных на электронных носителях и отражать в них все осуществленные операции и иные сделки. Порядок создания, ведения и хранения этих баз устанавливается Банком России. Ответственность за несоблюдение требований возложена на руководителя кредитной организации. Эти меры позволят избежать ситуаций, когда база данных кредитной организации неожиданно исчезает либо становится неинформативна к моменту прихода временной администрации.

– Какой законодательной базы не хватает?

– На стадии законопроекта находятся разработанные Минфином, Минэкономразвития, МВД, Банком России при участии нашего агентства поправки в УК, устанавливающие уголовную ответственность руководителей банков и ответственных лиц за подделку финансовой отчетности.
Некоторые из предложенных АСВ поправок по усовершенствованию механизмов, способствующих выявлению признаков преднамеренного банкротства, а также расширяющих полномочия конкурсного управляющего по возврату активов должника, отчужденных в преддверии банкротства, пока не нашли поддержки у законодателя. Эти изменения, в случае их принятия, предоставили бы агентству доступ к информации, составляющей налоговую, коммерческую и банковскую тайну, с целью поиска выведенных активов банков и привлечения к ответственности причастных к этому лиц.

Считаем, что дальнейшая наша работа по расширению полномочий конкурсного управляющего будет способствовать более эффективной его деятельности при установлении истинных обстоятельств банкротства. Это, безусловно, потребует новых законодательных инициатив, в разработке которых АСВ будет активно участвовать.

– Появилась информация о том, что АСВ может стать заемщиком. Скажите, в чем причина, связано ли это с увеличением компенсаций по вкладам с 700 тысяч до 1 млн рублей?

– Агентство и ранее занимало деньги у ЦБ на цели санации. А законодательная новелла, о которой Вы говорите, теперь будет допускать осуществление заимствований у ЦБ и для целей пополнения фонда страхования вкладов. Например, раньше мы могли покрыть гипотетический (подчеркиваю!) дефицит фонда только за счет средств федерального бюджета, теперь перечень источников рефинансирования расширяется. Вот и все. 

– Обсуждается бум на рынке потребительского кредитования, сопутствующее ему ухудшение качества заемщиков, а также тот факт, что обязательства топ-10 банков сектора серьезно превышают фонд ССВ. Ждете ли вы неприятностей в 2013 году, готовы ли к ним?

– Объем средств фонда страхования сегодня – 189,5 млрд. руб. Никаких оснований для возникновения дефицита в среднесрочной перспективе мы не обнаруживаем. Сейчас показатель достаточности фонда составляет около 5%. Это очень неплохо в сравнении с другими странами.

Важно понимать, что размер фонда и не может покрывать все существующие обязательства. Соотношение страховых гарантий и страховых резервов в пропорции один к одному потребовало бы такой высокой ставки страховых сборов, которая сделала бы попросту невозможным (нерентабельным) любой бизнес. Собственно, само страхование при таком подходе теряет всякий смысл.

– В заключении вернемся еще к двум вашим подопечным. Проходила информация, что Банк Москвы с опережением гасит долги. Как идет санация?

– Меры по финансовому оздоровлению осуществляются в соответствии с планом участия Агентства в предупреждении банкротства. За период финансового оздоровления банка валюта баланса возросла в 1,7 раза и по состоянию на 1 ноября 2012 года составляет 1507,7 млрд рублей. Указанный показатель превышает значение, предусмотренное в ПФО, на 15,37%. Ускоренными темпами растут активные операции, в частности, ссудная задолженность (по состоянию на 01.11.2012 фактический показатель составляет 978,3 млн. руб., что выше плановых показателей на 16,89%).

В результате совместных усилий агентства, инвесторов и Банка Москвы проблемная задолженность последнего сократилась на 85,9 млрд руб. и по состоянию на 01.11.2012 составляет 280,6 млрд руб., в том числе активы с наименьшей вероятностью возврата сократились в абсолютном выражении без учета переоценки валютных позиций более чем на 5,5 млрд руб. С учетом проделанной работы Банк Москвы досрочно погасил задолженность перед агентством на сумму 8,39 млрд руб.

Фактическое покрытие резервами на 01.11.2012 составило 43,11% при плане 37,84%. Сумма недосозданного резерва на 01.11.2012 с учетом формирования резервов и погашения проблемной задолженности составила 82,1 млрд руб. при плане 101,5 млрд руб. Фактический объем созданных резервов по проблемным кредитам за 10 месяцев 2012 г. в рамках ПФО составил 20,0 млрд руб. при плане 19,1 млрд руб.

Банк проводит планомерную работу по оптимизации филиальной сети, риск-менеджмента, а также бизнес-процессов, что позволяет снизить риски при формировании активов, а также административно-хозяйственные расходы. Все это положительно сказывается на финансовом результате деятельности банка (так, за 10 месяцев 2012 года банком получена балансовая прибыль в размере 4,5 млрд рублей) и его финансовом оздоровлении в целом.

Таким образом, финансовое оздоровление Банка Москвы проходит в штатном режиме, наблюдается перевыполнение показателей ПФО по ряду позиций. Все это позволяет прогнозировать успешное завершение мер по предупреждению банкротства банка в соответствии с утвержденным графиком.

– Удалось ли достичь успехов по делу Межпромбанка?

– Мы как конкурсный управляющий продолжаем работу по взысканию ссудной задолженности с должников банка, оспариванию сделок, имеющих в соответствии с законодательством признаки недействительности, а также реализацию имущества. Основная доля активов, ввиду низкого качества, взыскивается в судебном порядке. В отношении недобросовестных должников в рамках работы по взысканию ссудной задолженности в суды подано 419 исковых заявлений в общем размере 367,5 млрд руб. На данный момент удовлетворено 376 исковых заявлений на общую сумму 317,8 млрд руб., возбуждено 120 исполнительных производств на общую сумму 77,1 млрд. руб., из которых 30 на сумму 42,2 млрд руб. окончено в связи с невозможностью взыскания.

Кроме того, конкурсным управляющим подано 69 исковых заявлений по оспариванию банковских операций и соглашений о расторжении залога акций, а также договора уступки прав требования, из них удовлетворено 63 исковых заявления на сумму 2,2 млрд рублей. Возбуждено 14 исполнительных производств по оспариванию сомнительных сделок на общую сумму 97,9 млн руб.

Завершена проверка обстоятельств банкротства банка, по результатам которой выявлены признаки преднамеренного банкротства. Соответствующее заключение направлено 24.05.2012 в правоохранительные органы с целью приобщения к материалам уголовного дела, возбужденного по признакам преступлений, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 195 УК РФ «Неправомерные действия при банкротстве» и ст. 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство», в отношении неустановленных лиц.

В ходе конкурсного производства сформирована конкурсная масса в размере 2,9 млрд руб., их которых более 90% составляют средства, поступившие от проведения судебной работы. В настоящее время в полном объеме удовлетворены требования кредиторов первой и второй очередей. Остаются неудовлетворенными требования кредиторов третьей очереди на общую сумму 92,2 млрд руб.

В ближайшее время планируется проведение расчетов с кредиторами третьей очереди, требования которых включены в реестр требований кредиторов, в размере не менее 1,5% от суммы установленных требований. Дальнейшее удовлетворение требований кредиторов будет зависеть от результатов работы по взысканию задолженности и реализации имущества.





Дополнительная информация

Rambler's Top100
Яндекс цитирования