Игорь Чумарин, Разбить намерения украсть!

На вопросы СМИ «БЕЗОПАСНОСТЬ БИЗНЕСА» отвечает

Игорь Чумарин, (г. Санкт-Петербург) ЭКСПЕРТ В ОБЛАСТИ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ПОТЕРЬ (ТОРГОВОЙ БЕЗОПАСНОСТИ), РУКОВОДИТЕЛЬ, НАУЧНЫЙ КОНСУЛЬТАНТ АГЕНСТВА ИСЛЕДОВАНИЯ И ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ПОТЕРЬ

Добрый день, Игорь Гареевич! Что Вы вкладываете в слово «Потери»?

Формально, потери в торговле – это утраченные материальные ценности. Товарные потери, соответственно – товар, учтённый в категориях «недостача» или «брак». Если смотреть шире, то это также потери денежных средств, как впрямую, так и в виде недополученной прибыли. Если смотреть ещё шире, то потери – это все виды убытков (вкл. товарные, денежные, фискальные, человеческие и временные), которые несёт компания вследствие реализации рисков неграмотного и неэффективного построения бизнес-процессов. Кстати, стратегически именно от широты взгляда на потери в компании зависит результативность работы по сокращению потерь. Ведь одно дело «бороться» с недостачам, и совсем другое – заботиться об эффективности деятельности компании.

Что может дать для компании грамотно выстроенная система «Предупреждения потерь»?

Правильная система предотвращения потерь даёт компании ряд преимуществ перед теми организациями, которые живут без системного подхода к этой деятельности, принимая лишь фрагментарные попытки. Без системы нельзя вовремя выявить и устранить риски возникновения ущерба, не получается принимать меры превентивного характера, невозможно грамотно и результативно прилагать контрольные усилия. И наконец, вне системы предотвращения потерь люди, имеющие намерение нанести ущерб, чувствуют себя безнаказанно. Одноразовые карательные меры, которые, например, по итогам инвентаризаций так любят применять некоторые службы безопасности, больше похожи на размахивание руками после драки.

Инструмент бесполезен, если он условно, скажем, «лежит в столе, и им не работают». Расскажите, насколько часто компании, в которых Вы проводили аудит, не эффективно использовали имеющиеся ресурсы или часто ресурсов, сил или средств просто не было?

Действительно, аудит системы предотвращения потерь, который в нашем исполнении являет собой один из видов глубокой диагностики большого набора бизнес-процессов под определённым углом зрения, довольно часто сигнализирует о неэффективном использовании ресурсов. Например, во многих исследованных торговых компаниях, при наличии целой структуры службы безопасности нередко можно видеть, что системы контрольных проверок не существует. Но вы же понимаете, что если нет системы, отсутствует планирование, отчётность и мотивация, не регламентированы процедуры контроля и не определены последствия проверок. То есть, работа службы безопасности как дорогостоящего ресурса, хаотична и осуществляется только по факту инцидентов. Впрочем, для многих СБ характерен уклон в подобное «правоохранение», определяемое прошлым опытом, а руководители таких компаний довольствуются вместо результата «грамотным» объяснением причин потерь.

Внутренние враги способны причинить значительные убытки, их сложнее выявить, они знают систему безопасности. Кто из работников торговли входит в основную группу риска?

Традиционно, в основную группу риска входят кассовые работники магазинов и сотрудники, осуществляющие приёмку-передачу товаров, как в магазинах, так и на складах. Однако, за этим не стоит забывать, что основной субъект, влияющий на потери в магазине – директор этого магазина. Именно на эту должность, ключевую в системе предотвращения потерь, должно быть направлено центральное усилие. Крайне важным сегодня является ориентация идеологии мышления директоров магазинов в сторону понимания рисков, обязательно обучение методам предотвращения потерь на всех этапах работы с деньгами и товаром и грамотную работу с подчинёнными сотрудниками по выявлению неблагонадёжного поведения.

В Екатеринбурге проходит уголовное дело по фактам получения откатов руководителем департамента предотвращения потерь сети гипермаркетов за закупку антикражного оборудования от федеральной компании, специализирующейся на продаже, установке и техническом обслуживании противокражных систем. Насколько этот рынок коррумпирован, и как наиболее эффективно использовать и контролировать бюджеты, выделенные на безопасность?

Честно говоря, новость рядовая, если бы не уголовное преследование. Смею утверждать, что рынок коррумпирован ровно настолько, насколько часто можно встретить среди наших с вами коллег людей корыстных, нечестных и непорядочных. Знаю массу примеров, когда мне и моим коллегам продавцы ТСБ или физической охраны предлагали возможность вознаграждения, как на федеральном, так и на региональном уровне. Где закупки – там и откаты, и неважно, что компания закупает – товар, антикражные датчики или посты охраны. А контроль бюджетов СБ в этом случае ничем не отличается от методов антикоррупционной работы с другими подразделениями, за одним исключением. СБ не может контролировать сама себя и в этом случае кураторство над тендерами и конкурсами для закупки на нужды безопасности принимает на себя казначейство или иное финансовое или фискальное подразделение компании.

Можете составить рейтинг по максимальной эффективности технических средств, таких как антикражные ворота, видеонаблюдение, зеркала, защитные шкафы, освещение и т.д. От чего из этого списка можно вообще отказаться?

Подобного рода рейтинги эффективности или рентабельности довольно распространены, преимущественно на Западе, но в большинстве случаев к их составлению имеют отношение сами производители тех или иных инструментов. Это накладывает отпечаток необъективности, и я скептически отношусь к таким рейтингам. Считаю, что на результативность того или иного инструмента на месте влияет множество факторов. Например, антикражные ворота будут намного более результативны в магазине одежды, чем в продуктовом дискаунтере. Зеркала безопасности могут быть квалифицированно применены в особых местах любого торгового зала. Освещения мало не бывает, шкафы могут вместе со снижением краж снижать и продажи, а наличие видео в целом всегда полезно. То есть, я хочу этим сказать, что любое применение ТСБ очень и очень индивидуально и должно проектироваться под нужды конкретного магазина/формата/локации и определённых рисков. Однако, не стоит уж так сильно увлекаться техникой, ведь это всего лишь дополнительные инструменты, работающие преимущественно в торговом зале.

А сейчас перейдем к внешним ворам, которые последнее время часто на иностранный манер называют «ШОПЛИФТЕРЫ». Насколько экономическая ситуация в РФ 2015-2016 г.г. повлияла на рост воровства в магазинах?

Вы знаете, однозначного ответа на этот вопрос у меня нет. С одной стороны, давление экономических факторов усиливается, увеличивается разрыв между расходами и реальными доходами населения, и это приводит к росту краж преимущественно продовольственных товаров. С другой стороны, обилие интернет-ресурсов по продаже подержанных или «почти новых» вещей и электроники с существенным дисконтом снижает кражи непродуктового ассортимента. С одной стороны, компании сокращают затраты на содержание охраны торговых точек, но с другой стороны, возросшая материальная ответственность сотрудников магазинов и сжимающийся рынок труда вынуждает их более активно защищать магазин как место работы. Вот чего я точно ожидаю, так это роста инцидентов, связанных с кражами и ограблениями с целью завладения денежными средствами.

Есть законопроект, поднимающий порог уголовной ответственности с 1000 руб. до 5000 руб. Вероятно, он вступит в силу в 2016 году. Ваши прогнозы с учетом ввода данного нововведения. Каким образом эти изменения могут отразиться на количестве и качестве магазинных краж?

Моё мнение по поводу вредоносности подобных проектов однозначно – эта мера не имеет ничего общего с сокращением количества краж. Разгрузить суды, «улучшить» статистику мелкой преступности, освободить полицейские подразделения от «рутины» - что угодно, кроме заботы о частной собственности и нравственности граждан. Мой прогноз – потенциальный рост объёма краж пропорционально росту верхней границы ответственности, то есть в 4-5 раз.

Какие, по Вашему мнению, самые действенные инструменты в профилактике магазинных краж?

На мой взгляд, важным ресурсом профилактики является комплекс государственных мер - снижение суммового и возрастного предела ответственности за магазинные кражи, организация работы территориальных органов внутренних дел, пропаганда социально-позитивного поведения в учебных заведениях, упрощение системы материальной ответственности в трудовом законодательстве, стандартизация вопросов учёта потерь и актуализация норм естественной убыли. Скорее всего вы не верите в подобные чудеса, и придётся бороться самостоятельно. Хотите вы того или нет, самый результативный на сегодняшний день инструмент профилактики – это страх негативных последствий. Каким образом вы сможете применить этот инструмент для сотрудников магазина и для посетителей, которые имеют намерение своровать – вопрос творческий. И если потенциальный вор будет бояться наказания, это будет означать, что у вас есть система контроля, позволяющая выявить отклонение в поведении криминального субъекта. Это будет означать, что вы знаете риски торговых процессов, то есть присутствует система аудита процессов. Это будет означать, что у вас также есть система сбора информации от лояльных людей и собственно, мотивация работников на сокращение потерь… И эту цепочку взаимосвязанных мер можно ещё долго продолжать. Одним словом, начинайте с построения системы предотвращения потерь.

Роль эффективного руководителя по безопасности в комплексе по предупреждению потерь?

Вы знаете, как ни странно, в торговых сетях эффективный руководитель по безопасности зачастую весьма ограничен в вопросах предотвращения потерь. Причинами этому могут быть: увлечение ТСБ, правоохранительная ментальность, избегание аналитики, ограниченное понимания потерь как недостач, позиционирование в качестве карательного подразделения и пр. Более того, по моему мнению, традиционная безопасность (режимы, контроль, охрана и т.п.) в торговой сети применительно к торговым объектам является лишь одним из многих инструментов системы предотвращения потерь. Да, СБ в большинстве случаев пытаются исполнять задачи предотвращения, однако мой опыт всё больше подсказывает необходимость разделения функционала безопасности и функционала предотвращения потерь (анализ и мониторинг показателей торговли, оптимизация бизнес-процессов, построение системы контроля и мотивации и т.п.) для результативной деятельности в обоих направлениях. Если у меня есть задача сохранить статус-кво СБ, я бы в рамках службы выделял подразделение предотвращения потерь.

Вы ведете различные семинары и один из них «Предотвращение потерь на складах и распределительных центрах». Вы считаете, что корни проблем (потерь) магазинов нужно искать уже в цепочке поставщиков и местах хранения и комплектации?

Знаете, и на самих РЦ с потерями множество проблем – учётных, процедурных, контрольных, режимных, инженерных, охранных, человеческих и прочих, которые можно горячо обсуждать в течение двух дней семинара. Актуально это как для промышленных предприятий, логистических и оптовых компаний, 3PL-операторов. Применительно же к торговой сети, которую обслуживает тот или иной РЦ – разумеется, если уж не корни, то начало потерь в магазинах лежит именно на РЦ.

Другой новый семинар «Анализ и интерпретация результатов инвентаризации». В чем его фишка, и на кого он рассчитан?

Да, семинар увидел свет в 2015 году и уже успешно опробован в разных регионах России. Я много раз спрашивал у ответственных лиц – зачем вы тратите долгие часы на анализ инвентаризаций? Самый частый ответ – определить источник потерь и найти виновных лиц. А мне подходит другая цель – принять решения, которые снизят будущие потери. Ведь мы же занимаемся предотвращением и не может быть иной цели, кроме уменьшения будущих потерь. Но для этого нужно сделать серьёзный анализ. А представляет ли из себя итог вашей инвентаризации объём и формат данных, которые можно комфортно и полно исследовать? Достаточно ли вам только информации о расхождениях, недостаче или излишке? О чем может свидетельствовать излишек товаров? Для чего стоит сопоставлять недостачи и списания? Почему при минимальных потерях некого товара стоит подумать о то, чтобы убрать его с полки? На основании чего вы можете предположить, что основной генератор потерь – кассиры? или покупатели? А может быть, здесь директор магазина занимается приписками? Задача этого семинара – расширить сложившийся традиционный подход к анализу итогов инвентаризаций и интерпретации полученных данных и научиться быстро получать адекватную информацию для принятия верных управленческих решений по предотвращению потерь.

В Екатеринбурге специалисты по безопасности могут принять участие в моих специализированных семинарах, которые пройдут 13-14 апреля 2016г. «Предотвращение потерь на складах и распределительных центрах» и 15 апреля 2016г. «Анализ и интерпретация результатов инвентаризации».

Беседовал Михаил Пьянков
СМИ "БЕЗОПАСНОСТЬ БИЗНЕСА" www.ekb-security.ru


ДОСЬЕ СМИ БЕЗОПАСНОСТЬ БИЗНЕСА

Чумарин Игорь Гареевич (г. Санкт-Петербург)

Кадровый офицер, с 1994 года занимается безопасностью и предотвращением потерь на руководящих должностях в торговых компаниях.

Эксперт в области предотвращения потерь (торговой безопасности), основатель и генеральный директор ООО «Агентство исследования и предотвращения потерь», консалтинг и обучение в сфере предотвращения товарных потерь в магазинах и на складах компаний.

Автор книг: «Тайна предприятия: что и как защищать» (изд-во «ДНК», 2001г.) и «Предотвращение потерь в розничной торговле. Проверенные способы» (изд-во «Питер», 2007 г.)

Дополнительная информация

Rambler's Top100
Яндекс цитирования